Вѧще вѣ́дѣти (больше знать )

Чудо в моей жизни
Аватара пользователя
Ксения К.
заслуженный писатель
Сообщения: 397
Зарегистрирован: 13 окт 2015, 19:05
Контактная информация:

Re: Вѧще вѣ́дѣти (больше знать )

Сообщение Ксения К. » 26 июл 2019, 14:13

У нас большая в Церкви трагедия, большинство наших верующих не знает нашей веры. В чём она состоит, что Господь от нас ждёт, основных терминов христианских, и это, к сожалению, заполняется всякой густопсовой чушью. Народ у нас творческий, и вот на этой почве полного невежества и даже неспособности учиться возникают разные суеверия. Если в Великий Четверток огонёк несёшь домой и он погаснет, то заболеешь. А если по колено в воду провалишься, не заболеешь? То есть думают, что христианство существует для того, чтобы не заболеть или вообще не умереть. Главное, подольше, потише и побогаче… И 90 лет, но болеть нельзя. И чего-то боятся, каких-то проклятий, каких-то колдунов. Сейчас новая фобия появилась. ИНН отошло, "переварили", теперь пошло – чипы. Так боятся чипов, а не понимают, что они в мобильнике у тебя. Пойди выброси вместе с мобильником, звони по телефону МГТС.

Отчего это происходит? Невежество и природная тупость. Чтобы не быть невеждой, нужно обязательно развивать ум в чтении книг. Я был в одной стране, объездил её довольно изрядно. Что меня поразило: ни одной книги не видел в домах. Как люди живут? Что у них там в головах? Это вообще интересно. Когда-то не так давно, две тысячи лет назад, тысячу лет назад, народ книг не читал по причине незнания азбуки, и поэтому Церковь взяла на себя эту функцию просвещения. Потому что главное служение Церкви в этом мире – это, как мы восклицаем на Преждеосвящённой Литургии, "свет Христов просвещает всех". Чтобы верить человеку не в колдуна, а в Святую Троицу, и чтобы человек знал, где Она пребывает, Святая Троица, и Кто Она такая, Святая Троица, и какое место в этой Троице Господь наш Иисус Христос занимает. И вообще, в чём смысл жизни, и где найти хорошего супруга, не пьянчужку, не вора. Этому всему Церковь хочет человека научить.

Протоиерей Димитрий Смирнов

Аватара пользователя
Ксения К.
заслуженный писатель
Сообщения: 397
Зарегистрирован: 13 окт 2015, 19:05
Контактная информация:

Re: Вѧще вѣ́дѣти (больше знать )

Сообщение Ксения К. » 08 ноя 2019, 12:45

Вот живет человек, в церковь не ходит, постов не соблюдает, Священное Писание не знает; если кто его раздражает – он раздражается; если кто его разозлил – разозлится; кто толкнул – в ответ нахамит; пьет, ругается, блудит, детей своих убивает. Потом приходит в церковь и говорит: "Господи, помоги". Да ты исправь сначала свою жизнь, а потом уже проси помощи! А то живешь по горло в грехе, а от Бога постоянно чего-то требуешь: и здоровья, и благополучия. Нет на земле такого наказания, которого ты достоин, а ты еще что-то просишь у Бога. Прежде чем просить, нужно покаяться во всем. А покаяться – это значит исправить свою жизнь, начать в храм ходить. А то просит у Бога, а перекреститься правильно не умеет, ни одной молитвы не знает. Говорит: "Меня дети не слушаются". – "А ты ребеночка своего хоть одной молитве научил?" – "Да я сам не знаю". А почему же ты сам не знаешь, дожив до таких лет? Где церковь есть открытая, знаешь? Пойди, спроси там у любой бабки, она тебе продиктует – запишешь и читай, молись. Не хочешь, некогда тебе? Чем ты занят, "Взгляд" смотришь или еще какие-то там программы с утра до вечера? На это время есть? В квартире каждые полтора года ремонт делаешь? То есть дела твои – только все достать, купить. Если что заболит – к врачу, к одному, другому, третьему, к платному, к бесплатному. На все время находится, когда о мясе своем заботишься. А о душе? А о душе никакой заботы нет.

Протоиерей Димитрий Смирнов

Аватара пользователя
Ксения К.
заслуженный писатель
Сообщения: 397
Зарегистрирован: 13 окт 2015, 19:05
Контактная информация:

Re: Вѧще вѣ́дѣти (больше знать )

Сообщение Ксения К. » 24 ноя 2019, 19:59

Я пригласил бы всех генеральных директоров каналов (Эрнста и всех других) и сказал бы: «Ребят, вам нравится ваша работа?»

– «Нравится» – «Отныне ни одного фильма, который показывает разрушение семьи, у нас быть не должно. Второе — вы должны обязательно создать другие программы вместо таких программ, как "Давай поженимся" или Малахова, где показывают самое дно: как папа сожительствует с дочкой, как мама съела внука и прочее.

Нет. Вы найдёте самые лучшие, самые крепкие и самые прекрасные семьи и будете о них рассказывать, вы будете рассказывать о любви детей к родителям, дедов к внукам и не покажете ни одной передачи, разлагающей семью. Никогда».

Я собрал бы всю эстраду, всех авторов песен и сказал: «Отныне вы не будете петь о любви на 15 минут, а будете петь только песни, которые говорят сердцу о том, что девушка хочет замуж, а юноша хочет жениться и иметь пятерых сыновей и трёх дочерей. Вы будете этим заниматься – тогда мы будем пускать вас на наше государственное телевидение и даже будем платить вам премии».

Потом уже я дойду до министра культуры и скажу: «Выставки – только прославляющие семью и материнство. Вы будете делать выставки в Третьяковке, в Русском музее, в Эрмитаже».

Потом – к министру образования: «Первым профилирующим предметом в школах у вас будет семья. Раз в неделю с первого по 11-й класс. Вы будете рассказывать библейский взгляд на семью, почему человечество состоит из мужчин и женщин, зачем это создано Богом, в чём смысл этого. Вы будете приглашать в школы многодетных отцов семей. Каждый школьник должен будет знать о том, что Дмитрий Иванович Менделеев, помимо того что создал свою великую таблицу, был семнадцатым ребенком в семье. И так про каждого деятеля русской культуры. Вы будете заниматься оголтелой пропагандой семьи, только без наглого напора, а спокойно, с любовью и рассудительно». Эстрада, школа, телевидение. Ну, а про интернет мы уже договорились – мы закрываем его для пользователей до 21 года.

И через 10 лет Россия из старого народа – сейчас у нас средний возраст населения 40 лет – превратится в народ, где средний возраст – 10 лет. Это будет страна детей, она наполнится гомоном детей.

Нужна воля, нужно захотеть это и дать команду. Команду под угрозой не посадки и расстрела, а увольнения. И такого позвать, который сделает это. Нам нужны многодетные семьи, нам нужно не 140 млн жителей, как у нас сейчас, а 600 – тогда мы будем великой страной. Тогда из этих 600 и родятся Лесковы, Пушкины, Розановы, Гагарины. А так мы армию не можем набрать нормальную.

Алкоголь – запрещён. Наркотики – запрещены. Мы ставим задачу. Вызываем начальника милиции: "Тебе задача: за месяц чтобы у тебя наркотиков тут не было, иначе не будет тебя. Решай".
И задача будет решена.

(Прот. Димитрий Смирнов)

Аватара пользователя
Ксения К.
заслуженный писатель
Сообщения: 397
Зарегистрирован: 13 окт 2015, 19:05
Контактная информация:

Re: Вѧще вѣ́дѣти (больше знать )

Сообщение Ксения К. » 14 янв 2020, 09:43

Игумен Никон Воробьев

Слово на Обрезание Господне
(1963 г.)
Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

По закону Моисееву, закону, данному Самим Господом еще Аврааму, всякий, кто хотел быть членом народа Израильского, избранного Богом народа, должен был подвергнуться особой кровавой операции. Это распространялось на все лица мужского пола. Совершалось так называемое обрезание. Знак обрезования оставался на всю жизнь. Он был напоминанием того, что этот человек является членом народа Израильского.

Но почти все, что совершалось в Ветхом Завете, являлось лишь тенью, указывавшей на предмет, который должен вот-вот появиться. Ветхий Завет все время говорит о грядущем Новом Завете. Многое, происходившее в В. Завете, иногда явно, иногда прикровенно указывало на события, которые должны были совершиться в пришествие Спасителя нашего Господа Иисуса Христа и после Него. Так и обрезание телесное служило знаком нового обрезания в Новом Завете, обрезания уже не телесного, а духовного. В чем состоит это духовное обрезание? Господь Иисус Христос неоднократно говорил: «Кто хочет идти по Мне, – т.е. за Господом Иисусом Христом в Царствие Божие, в славу Божию, – тот должен отвергнуться себя, и, взяв свой крест, следовать за Мной» (Мк. 8:34). Вот это отвержение себя и есть духовное обрезание. Но что значит отвергнуться себя? – Это значит отвергнуться греха, который так проник в душу и тело каждого человека, что отвергнуть грех равносильно тому, как будто человек должен самого себя отвергнуться.

Человек преисполнен всяких страстей, которые въелись в него, как рак – болезнь въедается в тело человека, растет за счет его и лишь тяжелая и болезненная операция может спасти человека. Так и грех необходимо как бы оперировать, обрезать, то есть отрезать от себя, вырезать его, чтобы человек остался здоровым.

Ибо, как без обрезания, которое совершалось в Ветхом Завете на 8-ой день после рождения младенца, человек не мог войти в общество избранного народа, так и без духовного обрезания христианин не может войти в Царствие Божие.

Мы должны постоянно, ежедневно, можно сказать, ежеминутно, совершать над собой эту духовную операцию. Приведу вам ряд примеров, показывающих, как мы можем совершать над собою духовное обрезание. Вот человек сел за стол, разыгрывается аппетит, и хотя он уже давно сыт, но все набивает себе желудок, если можно и выпивает, и, в конце концов, превращается из человека в какое-то животное. Еще хуже обстоит дело с всякими плотскими, блудными ощущениями и пожеланиями. Так и в других грехах.

Человек должен осознать эти свои болезни и как бы обрезать их от себя, воздерживаться от объедения, от пьянства, от всяких блудных дел, – отрезать их от себя. Большей частью, однако, человек сам не может этого сделать над собой, ибо он сделался рабом греха, рабом дьявола, который к каждому греху обязательно присасывается и разжигает человека, касается его нервов, тела, и, если Господь позволяет, касается и ума, извращает его так, что человек может, например, объесться до такой степени, что потом очень тяжело страдает.

Еще пример. Вот пришел помысл в праздник куда-нибудь пойти. Ясно, что если человек пойдет куда-либо: к соседу или в другое место, то он там обязательно наговорит, осудит, пересудит, а то и напьется и т.д. И если он был в этот день в церкви, получил несколько благодати и облегчение душевное, то пойдя к другим, он все растеряет и приобретет там бесовское состояние.

Поэтому человек должен обрезать все эти греховные помыслы, желания и намерения в самом начале. «Шесть дней делай и сотвориши в них все дела твои, – говорит Господь, – день же седьмый праздник, Господу Богу твоему» (Втор. 5:13–14 и др.). Поэтому старайтесь не ходить в этот день никуда, сидите дома, читайте Слово Божие, встав помолитесь, если есть возможность и обстановка позволяет, или про себя помолитесь, поддержите то духовное настроение, какое вы получили в храме, а не бегайте куда-нибудь, не празднословьте, не осуждайте и прочее.

Вот мы вышли из храма, помолились как будто, но идем по улице и что делаем? – Смотрим: этот такой-то, тот идет оттуда-то, разглядываем какой у кого нос, какое лицо, кто красивый, а то и в окно заглянем. И так, пока человек дойдет до дома, он тысячу грехов сделает. Вот этот помысл, который рассеивает человека, заставляет нас смотреть, слушать и видеть то, чего не следует, нужно отсечь от себя, отрезать.

А зависть, а ложь, а обман, а тщеславие и прочее, и прочее! Сколько грехов прицепилось и присосалось к человеку, сделалось как бы его частью, и лишь с большой болью, с большим трудом, призывая на помощь имя Божие: «Господи Иисусе Христе Сыне Божий, помилуй, помоги мне», только с молитвою, напряжением, усилием можно отсечь их от себя.

Вот почему Евангелие часто говорит: "Царствие Божие силою, усилием, напряжением берется" (Мф. 11:12). Человек все время должен находиться во внимании, взывать: «Господи, помилуй». Что значит говорить «Господи, помилуй»? Значит бодрствовать, т.е. следить за собой, бороться с всяким греховным, не только делом, но и словом, и помыслом, и ощущением, отсекать их от себя, отрезать. Не можешь сам – большей частью мы этого не можем сделать, настолько мы уже погрязли в грехах, – так призови имя Божие: «Господи Иисусе Христе Сыне Божий, помоги мне». Так человек должен всю жизнь от юности до смерти ежедневно, ежеминутно следить за собой, не давать воли ни глазам, ни ушам, ни особенно языку, никаким влечениям, не позволять себе никаких мечтаний, а все дурное отвергать от себя, отсекать, уничтожать с помощью призывания имени Божия, имени Господа Иисуса Христа.

С великим сожалением нужно сказать, что люди как будто бы разумные, люди стоящие в глазах многих как бы впереди, не понимают того, о чем я вам говорю.

Считают так, что если она побывает иногда в церкви, если дома еще акафист почитает и псалтирь, да домашние дела выполняет, то она уже все сделала и лучше ее и нет, а если еще поклончики когда-нибудь сделает, или полунощницу прочитает, то уж выше ее и нет никого. Она всех осуждает и не видит того, что сама полна всех грехов, что за всю жизнь никогда не боролась, никогда не следила за собой, не очищала себя, не трудилась над этим. А поэтому и остается полна всех грехов: и чревоугодия, и пьянства, и блуда, нечистоты всяческой, и зависти, гордости, осуждения, празднословия, ненависти, вражды, злопомнения. Так часто человек, будучи весь исполнен всех грехов, всякой мерзости, будучи отвратителен для Господа, считает себя праведником, потому что он в церковь ходит, иногда псалтирь читает, акафисты. Но разве в этом дело? И акафисты, и богослужения, и молитвы, и посты – все дано для того, чтобы помочь человеку выкинуть из себя всякую мерзость, помочь ему обрезать себя, взять на себя крест борьбы с грехом. И Господь помогает в этом, посылая помощь в виде невольной скорби. Не может человек, например, побороть чревоугодие, или пьянство, или блудодеяние – Господь посылает болезнь. Гордится человек, тщеславится, – Господь унизит его пред всеми так, что он делается в глазах людей последним человеком. Если человек – христианин привязан к земному и все свои силы, все свои желания все мечты направляет к тому, как бы приобрести правдою или неправдою, воровством, обманом – любыми средствами приобрести земное благополучие, то Господь возьмет и отымает, и все то, что он имеет. Так к нашим трудам в нашей собственной борьбе с грехом посылает Господь нам еще и невольные скорби, как помощь в этой борьбе. Из этой постоянной борьбы с грехом и невольных скорбей и складывается крест для каждого христианина.

Если христианин действительно понимает свое назначение и значение скорбей, то он безропотно понесет свой крест. А если он не понимает этого, то начинает роптать, начинает судить Самого Господа: за что мне Господь скорби посылает, болезни и тому подобное, разве я хуже других – и остается вне Царствия Божия.

Так и Евангелие – вы видите, что Господь постоянно говорит о том, чтобы мы бодрствовали, следили за собой, несли свой крест борьбы с грехом и терпения скорбей, чтобы мы отвергались себя. Если Сам Господь ради нас был распят на кресте, сделался Агнцем Божиим, вземлющим грехи мира, если Он за нас пострадал, то и мы, христиане, должны же свой маленький крест понести и пострадать в борьбе с грехом для очищения себя, чтобы сделаться достойными войти не в какое-нибудь место, подобное земному, а войти в само Царство Божие, в общение с Господом, сделаться детьми Божиими. Но для этого нужно понести труд, нужно возлюбить Господа, необходимо благодарить Его, умолять Его, чтобы Он помог нам очиститься от своих грехов, дал бы нам силы понести свой крест до конца жизни. И подобно тому, как Господь с креста сошел во гроб, а затем воскрес, так и нам всем предстоит с креста пойти в гроб, чтобы перейти к Господу в вечное воскресение. Так должны мы в течение своей земной жизни отвергаться себя, обрезать от себя всякий грех, нести без ропота, с благодарностью, крест, который возложил на нас Господь, умолять Его, чтобы Он помог нам провести жизнь по-христиански, по-христиански умереть и наследовать Царствие Божие, уготованное всем истинным последователям Христа от создания мира, где все просветятся как солнце, неизреченной радостью Божественного Света.

Аминь.

Аватара пользователя
Ксения К.
заслуженный писатель
Сообщения: 397
Зарегистрирован: 13 окт 2015, 19:05
Контактная информация:

Re: Вѧще вѣ́дѣти (больше знать )

Сообщение Ксения К. » 12 окт 2020, 14:29

Что нам делать, Раввуни, что нам делать?

Пять тысяч взалкавших в пустыне —
а у нас только две рыбы,
а у нас только пять хлебов?

Но Ты говоришь: довольно

Что нам делать в час посещенья,
где престол для Тебя, где пурпур?
Только ослица с осленком
да отроки, поющие славу.

Но Ты говоришь: довольно

Иерей, Иерей наш великий,
где же храм, где злато и ладан?
У нас только горница готова
и хлеб на столе, и чаша.

Но Ты говоришь: довольно

Что нам делать, Раввуни, что нам делать?
На Тебя выходят с мечами,
а у нас два меча, не боле,
и поспешное Петрово рвенье.

Но Ты говоришь: довольно

А у нас - маета, и морок,
и порывы, никнущие втуне,
и сознанье вины неключимой,
и лица, что стыд занавесил,
и немощь без меры, без предела.
Вот что мы приносим, и дарим,
и в Твои полагаем руки.

Но Ты говоришь: довольно



Биография

Аверинцев Сергей Сергеевич – выдающийся русский ученый, академик, филолог-классик, специалист в области античной и средневековой литературы, культуролог, искусствовед, поэт, библеист, переводчик. Сергей Сергеевич родился в трагичном 1937-м году, в московской профессорской семье. В 1961 году Аверинцев окончил кафедру классической филологии факультета МГУ имени М. В. Ломоносова. В 1981 году книга «Поэтика ранневизантийской литературы», изданная еще в 1977, была защищена в качестве докторской диссертации.

Будучи аспирантом Аверинцев женился на выпускнице филологического факультета Наталье Петровне Зембатовой-Аверинцевой, с которой и прожил до конца своих дней. Незадолго до своей кончины, Сергей Сергеевич сказал в одном из своих интервью: «Я счастливый человек ещё и потому, что адресат моих юношеских стихов и самых последних - один и тот же».

Окончив аспирантуру, Аверинцев работал в издательстве «Мысль» (1964-1966), несколько лет был младшим сотрудником в Государственном институте искусствознания (1966-1971). С 1966 года Сергей Сергеевич читал курс по византийской эстетике на историческом факультете МГУ. В 1989 -1994 годах - профессор кафедры истории и теории мировой культуры философского факультета МГУ; в 1992-2004 годах заведовал отделом христианской культуры Института мировой культуры МГУ.

Член-корреспондент АН СССР (1987), действительный член РАН (2003); лауреат Ленинской премии (1968), Государственных премий СССР (1990) и РФ (1996). В 1989–1991 депутат Верховного Совета СССР, разрабатывал закон о свободе совести.

Слово «филолог» – значит «любящий слово». Все без исключения тексты Сергея Аверинцева, а особенно «Поэтика ранневизантийской литературы» – это образцы хорошего литературного стиля, филологии в прямом значении, то есть любословия. Его слова как скульптурный материал, входят в пластику мыслительного образа и потому воспринимаются без усилий, как выразительность словесного жеста.

Основным и неизменным вкладом выдающегося ученого было его стремление вернуть русским людям их человеческое достоинство, вновь научить их свободно мыслить, ценить и принимать мировую культуру. «Культура» в творчестве и жизни Сергея Аверинцева возродила свое первое значение - «возделывания»: возделывания человека, как земли, которая сможет благодарно принимать семена Слова.



Отношение автора к вере

Будущий знаменитый ученый рос в семье носителей дореволюционной русской культуры, в кругу тех, кто не был заражен коммунистической идеологией. В ситуации, когда всякий носитель отличного мнения - враг, всякий уехавший – дезертир и предатель, недостойный считаться русским, всякий талант измеряется лишь готовностью воспевать режим, Сергей Сергеевич Аверинцев оставил нам высокие образцы благодарности, силы и мудрости.

Аверинцев был первым человеком в Москве, кто в своих университетских лекциях открыто заговорил о Боге. Формально, в глазах бюрократической машины, его лекционный материал был о прошлом, о соотношении форм и содержания, однако на деле, лауреат премии Ленинского комсомола открыто – с трибуны! – возвещал о Творце. Из его лекций каждому студенту сразу становилось понятно, что Сергей Аверинцев не просто знает Священное Писание и святоотеческую традицию, а сам является глубоко верующим человеком. Неудивительно, что спустя некоторое время публичное чтение лекций о христианстве ученому запретили.

В 1970 году вышел в свет 5-й том советской «Философской энциклопедии», для которого Аверинцеву заказали статью «Христианство». Разумеется, во времена политической диктатуры, практически весь научный материал, а особенно гуманитарные тексты, прочитывались под «двойным микроскопом». Однако придраться было не к чему: о христианстве было сказано абсолютно научно, хотя и абсолютно не по-советски. Работы Аверинцева в области богословия были мостом между гонимой Церковью и людьми, которые находились вне Церкви, но жаждали услышать слово о Боге.

Сергей Сергеевич Аверинцев регулярно посещал православные храмы в Москве, в 1973 году он принял крещение. Ученый перевел на русский язык книги Нового Завета, книгу Иова, а также почти половину псалмов. Протопресвитер Виталий Боровой так говорил об Аверинцеве: «Он показал христианство как истинную веру, как настоящее Божественное явление». Множество людей, которые слушали его лекционный материал, не просто приходили к вере, но становились священниками и принимали монашеские обеты. Под конец жизни его служение словом стало поистине служением Слову – в часовне Свято-Филаретовского православно-христианского института он получил возможность говорить проповеди. Там же он был посвящен в чтецы.

Сергей Сергеевич – человек исключительной духовной чистоты и честности, с абсолютно христианской парадигмой мироощущения. Он смог донести советским людям Слово Божие, эту «радостную весть» о свободе, Истине. Служение Аверинцева в Церкви не было «причудой ученого чудака»: он никогда не скрывал своей церковной принадлежности, что трудно представить себе в контексте существования советской академической науки. Этот человек, с огромным количеством наград и званий, просил, чтобы на его могиле на Даниловском кладбище в Москве было написано всего три слова: «Сергей Аверинцев, чтец».




История создания


Начиная с 1980-х годов, Сергей Сергеевич Аверинцев пишет религиозную поэзию, а в 2001 году выходит его сборник «Стихи духовные». Основную линию (сюжет) сборника составляют события, связанные с воплотившимся Богочеловеком, Иисусом Христом.

Духовная поэзия 18 – 19 столетий связана единой традицией: образ Иисуса Христа в ней почти всегда соответствует главенствующему образу Царя Небесного, Вышнего Судии. В 20 веке Сергей Сергеевич Аверинцев возрождает традицию духовной поэзии, однако создает очень личный образ Христа: верного, близкого, вечного Друга, любовь Которого к людям доказана Его жертвенностью. С точки зрения того, как с помощью композиции создается образ Иисуса Христа, интересно поэтическое творение Аверинцева: «Что нам делать, Раввуни, что нам делать?».




Описание произведения

Стихотворение «Что нам делать, Раввуни, что нам делать?» можно разделить на пять частей. Оно представляет собой монолог от лица апостолов, которые задают своему Учителю вопросы. Согласно догмату Боговоплощения, Христос совмещает в личностном единстве всю полноту как Божественной, так и Человеческой природы. Первая и последняя строфы характеризуют Христа как Бога, остальные - как Человека.

В первой строфе стихотворения вспоминается чудесное событие, о котором сказано во всех четырех Евангелиях: насыщение пятью хлебами пяти тысяч народа. Это чудо является проявлением одного из свойств Божественной природы Христа – всемогущества: «Ибо у Бога не останется бессильным никакое слово» (Лк.1:37).

Вторая, третья и четвертая строфы характеризуют Христа как Человека. Здесь Спаситель являет нам пример того, каким должен быть человек, какие он должен иметь добродетели, чтобы спасти свою душу. В данном контексте поэт иллюстрирует такие добродетели как: нестяжание: «Только ослица с осленком, / да отроки, поющие славу»; послушание воли Божией: «На Тебя выходят с мечами, / а у нас два меча, не боле…».

Рефреном, являющимся границей смысловых частей стихотворения, служит строка: «Но Ты говоришь: довольно…». Эта строчка отсылает читателя к событиям, связанным с беседой Христа и Его учеников (Лк. 22:36-38). Среди изречений Спасителя незадолго перед страданием, были и такие: «но теперь, кто имеет мешок, тот возьми его, также и суму; а у кого нет, продай одежду свою и купи меч», апостолы отвечают: «Господи! вот, здесь два меча». Видя, что ученики не понимают Его слов, относя сказанное к обычному мечу, Христос спешит остановить этот разговор. То, что Иисус не имеет в виду оружие, становится понятно по Его реакции на слова апостолов: «Довольно», – что очень схоже со словами: «Хватит об этом». Этими воинскими мечами, которых «довольно», Христос запретил пользоваться в Гефсимании, что еще более заставляет искать духовный смысл Его слов.

Христос видит перед Собой будущий ход истории, Он знает, что Его ждет, что ждет Его учеников. Божественный Учитель говорит «купи меч» с единственной целью: показать, насколько опасным будет время, что человеку без меча нечего и думать защитить себя. Однако ученики Христовы должны вооружаться мечом Духа потому как после смерти и воскресения Христа меч из стали нам уже не нужен. У нас есть меч духовный - Слово Божье. Об этом неоднократно говорит апостол Павел: «И шлем спасения возьмите, и меч духовный, который есть Слово Божие» (Еф. 6:17).

В стихотворении Сергея Сергеевича Аверинцева апостолы задают вопросы Его Человеческой природе: «…что нам делать?.. / а у нас только две рыбы, / а у нас только пять хлебов?». Ученики пока не в силах вместить Всемогущество Его Божества. Христос идет вперед и оставляет речь, предоставляя уразумение сказанного течению обстоятельств, подобно тому, как Он некогда сказал: «разрушьте храм сей», а ученики поняли уже впоследствии, после Его Воскресения (Ин. 2:19-22).

Апостолы с сомнением произносят, что для защиты у них есть только: «…два меча, не боле, / и поспешное Петрово рвенье…». О каком «поспешном Петровом рвении» говорит поэт? Здесь звучит аллюзия на слова апостола Петра, который не мог допустить возможности своего, хоть бы временного, отпадения от Христа, и потому самонадеянно произносит: «с Тобою я готов и в темницу и на смерть идти» (Лк.22:33). Святые отцы говорят о том, что такие слова были только плодом самообольщения апостола, делом души, еще не вполне понимающей себя и своих слабостей. Петр дозволяет себе противоречить уверениям Господа, проявляет непокорность воле Спасителя. Как Христос пострадал за нас, так и апостолы должны вооружиться той же мыслью: ожиданием трудностей, чтобы они не были неожиданными. И тогда последователи Христа будут вооружены лучше, чем если бы продали свою одежду и купили меч.

Последняя строфа стихотворения являет собой отражение еще одного свойства Божественной природы Христа –милосердия: «…и немощь без меры и предела. / Вот, что мы приносим, и дарим…». Несмотря на несовершенство и ограниченность человеческой природы «сила Моя в немощи совершается» – сказал апостол Духом Святым (2 Кор.12:9). Последняя строфа имеет обобщенный характер: эти слова произносят не только апостолы, но весь собор верующих, к каждому из нас относятся эти строки.

Таким образом, в основу стихотворения Сергея Сергеевича Аверинцева «Что нам делать, Раввуни, что нам делать?» положен догмат о соединении во Христе Божественной и Человеческой природ. Поэт, проводя параллель между величественным и всемогущим,но в то же время любящим и близким человеку образом Спасителя, показывает насколько безгранично простирается любовь Божия и Его милосердие ко всему человеческому роду.



Автор: Сливнякова Маргарита

Аватара пользователя
Ксения К.
заслуженный писатель
Сообщения: 397
Зарегистрирован: 13 окт 2015, 19:05
Контактная информация:

Re: Вѧще вѣ́дѣти (больше знать )

Сообщение Ксения К. » 11 ноя 2020, 11:33

Когда Адам отпал от Бога — а Адам жил, как мы знаем, в раю, — Господь ему сказал: «В поте лица твоего будешь есть хлеб». «Кто не хочет трудиться, тот и не ешь», — говорит апостол Павел. И трудиться надо обязательно до пота, тяжело, не искать что полегче, поинтересней, чтобы ничего не делать и побольше денег получать; наоборот, стараться работать с утра до вечера. Понятное дело, человек, лишенный благодати Божией, не хочет работать, а хочет жить легко, и основная трагедия человеческой цивилизации заключается в попытке эту заповедь Божию обойти. Человек избирает путь наименьшего сопротивления, и все время происходит борьба — Бог говорит: «В поте лица!», а человек уклоняется.

Так же и с заповедью «чти отца и мать» или «не сотвори себе кумира». Не сотвори себе кумира — это значит, что самое главное место в сердце человека должно быть занято Богом: чтобы он с мыслью о Боге и вставал, и ложился, и ел, и трудился, то есть основное направление его жизни было — Бог. А человек не так: все о сыночке заботится, или о внучке, или о работе, или о том, что он будет делать завтра, или об учении в институте — много всяких дел, ну а Бог «на потом». Если силы остались, тогда помолюсь, а если не остались, то и не помолюсь. Бог присутствует, но на десятом месте, на двенадцатом, на сорок шестом. И конечно, это есть нарушение заповеди. Человек ради Бога не хочет отказаться от своего.

Вот так и народ израильский. Господь дал прекрасные, абсолютно очевидные заповеди: не убивай, не блуди, не воруй, не ври, хотя бы один день в неделю Богу посвяти, почитай папу с мамой, не суди. Что же тут не понять, это любому дикарю понятно, и тем не менее человек делает попытку как-то объяснить свой грех, оправдать: батюшка, знаете, я осуждаю его за то, что он такой, сякой, этакий, — то есть начинает рассказывать, за что он осуждает. Нет чтобы наоборот: раз Господу неугодно наше осуждение, то, во что бы то ни стало, чего бы мне это ни стоило, что бы я такое ни видел, я от осуждения удержусь.

Что наше видение? У нас в каждом глазу по четыре бревна. То, что мы видим, просто есть в нас самих, вот нас это и возмущает. Но человек все время ищет самооправдания, и нет ничего удивительного, что, когда пришел к этому народу Податель заповедей, Сам пришел, лично, они Его не узнали. Он их возмущал, Он все делал не так, как они считали нужным. Сказано: «Помни день субботний, еже святити его», то есть последний день покоя, «шабат» по-еврейски, надо посвящать Богу. И как они посвящали? Доходило до абсурда, как и сейчас в Израиле до абсурда доходит. Некоторые, чтобы в субботу через порог дома своего не переступать, делали съемный порог; человек вешал его себе на грудь и шел, куда ему надо, но через порог он не переступал. Открылась дверка холодильника в субботу, и человек ждет до следующего дня, чтобы ее закрыть, потому что в субботу нельзя — это грех. Или, если придет к нему знакомый, не шибко верующий, он его просит закрыть.

Так и у нас многие: «Батюшка, воскресенье, а я полы помыла». То, что осуждает, грызет сноху, сыну жить не дает, что сделала восемнадцать абортов, ничего: «Все мы грешные». А то, что полы помыла, — это такой грех, что просто сейчас надо на костер. Почему так? Да потому, что очень просто исполнить какое-то правило: красный свет — стой, зеленый — иди, Казанская — стирать нельзя. Другое дело — почитай отца и мать. Мать что-то просит — и для нее сделать. А у нас сразу: да нет, я сейчас устал, я потом, я завтра, у меня живот болит и так далее. Почтить мать — это очень трудно, нужна душевная работа, а исполнить какое-то правило, заведенный порядок, обычай очень просто: покойник умер — надо стол перевернуть или еще какую-то чушь.

Поэтому к тому времени, как Господь пришел к Израилю, к Своему избранному народу, вся жизнь людей была опутана правилами. И Господь, чтобы как-то их с этого места сдвинуть, подтолкнуть их к истинной правде Божией, к истинному исполнению заповедей, старался, наоборот, если исцелять — то в субботу. Вот человек с сухой рукой, или больной водянкой, или расслабленный, он страждет — и Господь делает совершенно очевидное, явно доброе дело, Он говорит: «Возьми твой одр и иди в дом твой». Нет, все возмущаются: почему не мог подождать до понедельника? Но ведь когда человек болен и есть возможность его исцелить, то ждать — это просто преступление.

Послал Господь Отец Небесный Сына Своего возлюбленного Господа Иисуса Христа для того, чтобы вразумить людей, остановить уклонение от истины. «увидев сына, сказали друг другу: это наследник; пойдем, убьем его и завладеем наследством его. И, схватив его, вывели вон из виноградника и убили. Итак, когда придет хозяин виноградника, что сделает он с этими виноградарями? Говорят Ему: злодеев сих предаст злой смерти, а виноградник отдаст другим виноградарям, которые будут отдавать ему плоды во времена свои». И отдал. Господь сказал Израилю: «Оставляется вам дом ваш пуст», и ушел. Народ был рассеян по всей земле, храм разрушен, Иерусалим перепахали плугом, все кончилось. Другие народы, которые были во тьме язычества, стали один за другим склоняться к ногам Христа, а Израиль продолжал упорствовать.

Так толковали эту притчу отцы четвертого, шестого, восьмого веков. Мы живем гораздо позже, но Евангелие — книга вечная, и притча относится не только к народу израильскому, а и вообще к каждому народу, некогда принявшему Христа. Вся история человечества продолжает развиваться вокруг этой оси, взять хотя бы нас. Из всех народов на земле только два усвоили себе название «святой» — Святой Израиль и Святая Русь. Только у двух народов национальным идеалом была жизнь нравственная — у Израиля и у Руси. А каков результат? К чему это привело? Опять к внешнему. Пошел тот же естественный для падшего человека процесс нежелания исполнять заповедь Божию, а желания исполнить ритуал, некое магическое действо, с помощью которого можно автоматически достигнуть благорасположения Божия.

То же самое, что происходило в израильтянине, происходит и в эскимосе, и в славянине, и в ком угодно. Люди думают, что надо отпеть, заказать сорокоуст, заказать поминовение на год или навечно — и «дело в шляпе». То есть не нужно молиться, у Бога просить, не нужно стараться свое сердце так управить, чтобы Господь молитву твою принял. Нет, надо просто нечто такое исполнить, ну и заплатить — и оно само все получится. Многие на Западе, особенно в Германии, на вопрос, веруете ли вы в Бога, отвечают: плачу. Это значит, что человек просто отчисляет какую-то часть своего бюджета на Церковь — и считает, что дело сделано, потому что на эти деньги потом бедным помогают, социальные программы разрабатывают. Да, ты платишь, ты участвуешь своим имуществом, само по себе это неплохо, но не участвует в этом твое сердце, а Богу-то нужно как раз именно сердце.

В семнадцатом веке в России люди спорили, как креститься, и на костер за это шли. Экая важность! Ну где в Евангелии написано, как креститься — левой рукой, правой, справа налево, слева направо, так ли, так ли? Но вот это все внешнее стало вдруг самым главным, вскрылась болезнь Нового Израиля — Святой Руси. Произошел раскол, сначала малый, а при Петре I усугубился, дошел до миллионов. Потом настроили восемьдесят тысяч церквей, тысячу двести монастырей; была огромная армия отборнейшего духовенства, полторы сотни тысяч человек; монахов было чуть ли не полмиллиона. И в каждом храме росписи, в каждом храме парчовое облачение; сосуды по крайней мере серебряные, а уж позолоченные обязательно; драгоценные камни, иконы. Когда иностранцы приезжали в Россию, они говорили: ну это невозможно, такая красота, такое благолепие, просто удивительно. Купола золотые, блестят; колокольный звон — один храм начинает, другой подхватывает. Какой-нибудь маленький городок уездный — и там четырнадцать церквей, четыре монастыря, все сияет.

А Господь взял это и отнял в один момент; наслал какую-то горсточку бандитов, маленькую, ничтожную — десять минут работы самому плохому пулемету, — и Святая Русь была погублена. Потом Господь ждал — и именно семьдесят лет, — чтобы весь тот народ окончательно вымер. Кто жив еще, тому за девяносто, и он уже никак не может участвовать в этой жизни. Весь тот народ Господь истребил и отдал виноградник другим делателям — нам с вами. Народился новый народ, абсолютно в других условиях, воспитанный совсем не так, мозги совершенно набекрень, и дана ему в наследство вот эта вера православная, дан новый шанс — хочешь, приноси плоды.

Какие плоды? Такие, каких ждет Господь. Богу не нужны золотые главы, золотые кресты, множество монастырей, множество книг и чтобы икона была на каждом углу. Богу нужно только сердце человека, принадлежащее Ему. Внешне можно все прекрасно и благолепно обставить, это совсем нетрудно. А Богу надо, чтобы мы начали Его заповеди исполнять, чтобы мы Его полюбили. Как мы в послании апостола Павла читали: «Кто не любит Господа Иисуса Христа, анафема».

Господь хочет, чтобы мы не вокруг все изменили, а сами стали другими, чтобы стремились к святости. И если мы этого не сделаем, от нас тоже возьмется виноградник. Господь отнял у Израиля Свою милость и отдал ее язычникам, и язычники ответили на Его любовь, откликнулись святостью: множество святых было и на Западе, и на Востоке, и на Севере, и на Юге. Вот что нам нужней: плотское или духовное? Человек каждый день выбор делает: молиться или не молиться, на всенощную идти или у телевизора сидеть. Что он больше любит: Господа Иисуса Христа — и идет Его прославлять — или идет пить вино. Что важней: когда по гортани сладость течет и это ощущение ему приятно — или все-таки его совесть, его любовь к Богу, ради Которого он себя ущемляет и делает не то, к чему плоть его зовет, а его вера.

Господь никого не заставляет, а всех призывает и каждого готов принять. Какой бы испорченный, грешный человек в храм ни пришел, он с этого момента может начать новую жизнь во Христе, может оставить свои греховные привычки за порогом храма и за порогом своего сердца. Это, конечно, не сразу получится, он не сразу достигнет богообщения, потому что не сразу окажется этого достойным. Нужно будет очень долго душу свою очищать чтением Священного Писания, молитвой, исповедью и постоянным причащением Святых Христовых Тайн. Тогда человек будет просвещаться потихонечку, и Господь его примет. Но это движение возможно только в одном случае: если будет любовь к Богу.

Любовь к Богу проявляется в том, что человек начинает и всех остальных любить. А любить — значит друг друга жалеть, любить — это значит еще и сочувствовать. Как апостол Павел говорит: «Радуйтесь с радующимися и плачьте с плачущими». В этом же послании сказано: «Прошу вас, братия, будьте и вы почтительны». Надо стараться к другому почтительным быть, с любовью, с милосердием — ради любви Христовой, ради правды, ради того, чтобы мы наконец исполнили, что Господь от нас хочет.

Все древние заповеди Божии остаются в силе, но есть и новая, самая главная. «Заповедь новую, — говорит Господь, — даю вам, да любите друг друга». Господь нам Отец, а что для отца или матери самое главное? Чтобы детки не спорили, чтобы они любили друг друга, жалели. Если бы мы слушались Отца и Мать — Отца Небесного и Матерь нашу Церковь, — мы не ссорились бы, не ругались, не злились, прощали бы друг друга, уступали. Вот что Господь от нас хочет. И всю нашу жизнь надо потратить на то, чтобы учиться это исполнить, стараться понять, что же такое — любить друг друга.

Это не то, что телевидение предлагает. Что они понимают под любовью: глумливая, раскрашенная улыбка, — это не любовь, а скотство самое настоящее. И даже не скотство, пусть меня животные простят, а демонизм, беснование, потому что ни одна корова, лошадь или собака того не выдумает, что порочное, демоническое, сатанинское человеческое сознание может придумать. Попробуй корове налей стакан водки, будет она пить? Только человек в своем безумии, имея прекрасный разум, который способен проникнуть до края вселенной, может этот разум бросить пьяный под забор, причем добровольно. Ему предлагают: на — и он сам берет и пьет.

И Господь хочет, чтобы мы сначала стали людьми. Для этого существуют древние заповеди Израиля, которые делают каждого из нас из животного человеком. Но этого мало; если исполнять все заповеди: каждое воскресенье ходить в храм, почитать папу с мамой, не врать, не блудить, не воровать, не завидовать, — Царствия Божия не достигнешь. Был такой юноша в Израиле, он подошел к Господу, и Господь ему сказал: «Если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и следуй за Мною». Тогда будешь совершенным, и то не сразу, а еще целый путь надо пройти. Исполнение ветхозаветных заповедей — необходимое, как в математике говорят, но недостаточное условие.

Конечно, пока ты ругаешься скверными словами, пока блудишь, воруешь, хамишь матери с отцом, ни о каком христианстве речи быть не может — ты еще вне Церкви, к ней не прикасался, ты еще даже не израильтянин древний. Вот когда ты эти заповеди исполнишь, то можешь подойти уже к жизни христианской.

А Господь требует от нас высшего. Он не ждет исполнения внешних норм, Он хочет, чтобы мы внутри, не на словах, а подлинно сердцем любили бы друг друга. Спросили апостолы у Христа: «Так кто же может спастись?» — и Он прямо и твердо сказал: «Человекам это невозможно». Ни один из нас, сколько бы ни тужился, сколько бы лоб ни расшибал, сколько бы постов на себя ни накладывал, любить не сможет. Любовь — это Божий дар и дается только по благодати. Господь Святый Дух через Свои Божественные энергии поселяется в сердце человека и делает его любящим. Поэтому вся жизнь наша, как говорил Серафим Саровский, — это стяжание Святаго Духа.

Он стяжевается постоянной борьбой с грехом в себе, постоянным скрупулезным и внимательным исполнением заповедей Божиих. Каждый день надо со слезами молиться: «Господи, дай! Царю Небесный, прииди и вселися в ны, очисти ны от всякия скверны». Надо постоянно иметь общение с Духом Святым в святых таинствах, потому что каждый раз, когда мы исповедуемся и наша исповедь искренна, Господь Дух Святый очищает наше сердце. Каждый раз, когда мы с любовью, с покаянием, с благоговением, с чувством собственного недостоинства причащаемся Святых Христовых Тайн, Господь Святый Дух приходит к нам, и мы становимся все чище, светлее.

И кто трудится усердней, тот больше получает, а кто, как морж, то нырнет, то вынырнет, тот топчется на месте, а жизнь идет. Все зависит от нашего усердия. Кто загорится любовью к Богу, захочет достичь того, что Сам Господь назвал Царством Небесным, тому Господь и даст. Царство Небесное — это когда Господь поселяется в сердце человека и он испытывает невыразимейшее блаженство общения с Богом. Режь на куски такого, делай с ним что хочешь — ничто не может отлучить его от любви Христовой, ничто не может поколебать, никакие внешние обстоятельства, потому что радость о том, что Господь с тобой, неизбывна, неизменна и никак не может уменьшиться.

Это и есть подлинная христианская духовная жизнь. Это есть и Царствие Небесное. И Господь хочет каждому из нас дать это Царство, только не каждый хочет взять, все размениваются на какую-то чепуху: кто на винцо, кто на телевизор, кто на пустые слова, кто еще на что-то. Мы все время меняем любовь Божию, все время изменяем Ему, один больше, другой меньше. А Господь ревнив, Он хочет, чтобы всю жизнь мы предали Ему. Поэтому будем усердствовать.

Мы с вами еще не Церковь, мы только ученики, бродящие по Галилее, по пыльным дорогам. И подлинной радости о Святом Духе у нас еще нет, потому что мы пока не знаем, что значит любить друг друга. Сюсюкать, обниматься, говорить: ты моя милая — это мы можем, это совсем не трудно, потому что ты ко мне хорошо относишься — и я к тебе хорошо. А любовь — это когда тебя ударили по правой, а ты подставляешь левую. Вот она в чем проявляется: когда ничто в мире не может исторгнуть зло из твоего сердца, потому что у тебя нет в сердце зла, совсем нет. Поэтому как бы человек к тебе ни относился, что бы он ни выделывал, а отзвука зла нет, и все. И это дается благодатью Божией. Будем же к этому, дорогие братья и сестры, стремиться. Помоги нам в этом премилостивый Господь.

Протоиерей Димитрий Смирнов

Ответить

Вернуться в «Вера или суеверие»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Google [Bot] и 1 гость